Книга бревна (fat_yankey) wrote,
Книга бревна
fat_yankey

Categories:

Место в этой жизни

Многие наверное уже слышали, как Мирослав Эдуардович рассказывает о месте ВМФ в структуре рукoводства ВС СССР. Или, вернее отсутствии этого места. Если кто не слышал, а любопытно, то это здесь: часть 1, часть 2.

Оно в общем и понятно. Руководство ВС СССР (и собственно СССР - это один и тот же человек) мыслило дивизиями, а не кораблями. Даже влияние Папы римского считало на дивизии. Может и нет повести печальнее на свете, чем повесть о месте ВМФ, но и повесть о месте ВВС почти столь же печальна, просто на Тактик Медиа её рассказать некому.

Давайте поговорим чуток здесь.

Наиблее структурированное изложение философских основ и технологий войны (ну, той войны, уже с моторами, но ещё до Бомбы) можно найти в американских полевых уставах. Американцы тех лет (в отличие от нынешних) были нацией инженеров и к проблемам подходили по инженерному. Перед ними стояла колоссальная по своей сложности задача за три года развернуть армию из игрушечной до настоящей, способной более или менее на равных сражаться с лучшими армиями мира. И сделать это требовалось в стране без какой-либо заметной национальной военной традиции. Правда, они находились в выгодном положении - некоторое время могли учиться на чужих ошибках. Они и учились. Опыт систематизировался, фильтровался, прессовался, и излагался в виде "инструкции пользователя" - Field Manual. Американский офицер военного времени был человеком глубоко гражданским, но имел высшее образование, то есть достаточно треннированные мозги. Он мог прочитать и осознать такую инструкцию, написаную понятным языком, а потом и применить её. Сперва на учениях, потом в деле.

Field Manuals выходили сериями по родам войск и службам. FM 2-... для кавалерии, FM 7-... для пехоты, FM 17-... для танкистов и так далее. Самой интересной была серия FM 100-..., Field Service Regulations в которой излагались основы философии войны вообще. Например, FM 100-5 - это такой "Клаузевиц по пунктам", некий аналог отечественных и европейских полевых уставов, но лучше структурированый и с несколько более широким покрытием.

В этой серии в июле 1943 вышел и FM 100-20, Command and Employ of Air Power - изложение философии войны в воздухе. Очень короткое - всего 17 страниц, но систематичное и хорошо организованное. От общих принципов к конкретным выводам. Для меня чтение было занятно тем, что советский подход к войне в воздухе выглядел как "выслушай что говорит женщина американец и сделай наоборот". Хотя, конечно, в реальности американцев не слушали, а "наоборота" добились с опорой на собственные силы.

FM 100-20 открывается фундаментальным принципом, выделенным капслоком: "LAND POWER AND AIR POWER ARE CO-EQUAL AND INTERDEPENDENT FORCES; NEITHER IS AN AUXILIARY OF THE OTHER" (сухопутные и воздушные силы - равноправные взаимозависимые партнёры; одни не придаток других). Тут нужно понимать, что в 1943 в Америке не было независимых ВВС. Были только два независимых вида вооружённых сил - армия и флот. Каждый из них имел свои ВВС. В СССР и Японии дело было организовано примерно также. А вот в Европе - нет. И в Англии, и во Франции, и в Германии, и в Италии ВВС считались отдельным видом вооружённых сил. То, что в FM 100-20 сделано такое сильное утверждение, есть свидетельство влияния, которое к тому времени набрали армейские ВВС в Америке. В СССР же в ту пору был принят противоположный принцип - ВВС действуют в интересах сухопутных войск (соответственно, ВВС ВМФ - в интересах флота).

В преамбуле капслоком выделено ещё два фундаментальных принципа - 2) успех стратегических операций на земле требует превосходства в воздухе, а значит борьба за завоевание такого превосходства есть первая задача ВВС, и 3) сила ВВС в гибкости, а значит ведение воздушных операций на театре должно быть централизовано в руках командующего ВВС. Такой подход предполагал, что общее командование операциями на театре осуществляет главком (например - на Европейском ТВД таким был Эйзенхауэр), а ему уже подчиняются командующие сухопутными и воздушными силами. В СССР, опять-таки, был принят противоположный принцип - ВВС были средством сухопутного начальника. В начале войны свои ВВС имели как фронты, так и армии. К 1942 ВВС армий исчезли, а ВВС фронтов свели в воздушные армии; но эти армии по прежнему подчинялись сухопутному начальству - командованию фронта.

Принцип борьбы за воздух как приоритета имел интересное преломление в стратегическом воздушном наступлении на Германию. Тогдашний командующий ВВС США Арнольд отметил, что хоть бомбёжка конечно и основное занятие, но приоритет у нас борьба за воздух. Это привело в тому, что истребители сопровождения стали получать попутные задачи по уничтожению немецких самолётов на аэродромах, да и воздушные бои теперь предстали в ином свете. Это, к слову сказать, было закреплено и доктринально. В редакции полевого устава FM 100-5 от 15 июня 1944 года записано: "The attrition of enemy aircraft is incidental to the mission of the strategic air force, but is nevertheless a furtherance of the first mission of the air forces in general, that is, to destroy the enemy air force."

Принцип организации развивается в третьей секции устава, предписывающей иметь единые ВВС на театре, с возможным разделением на стратегические и тактические. На Европейском ТВД, например, имелись стратегические 8 Air Force (обычно переводят как Восьмая воздушная армия, но это не совсем точно, речь именно о Восьмых воздушных силах) и тактические 9 Air Force. 9 AF не подчинялись сухопутным командующим на театре, но взаимодействовали с ними. Средние бомбардировщики, фоторазведчики, транспортники, тыловые службы оставались в центральном подчинении командующего 9 AF, а истребители-бомбардировщики раздавались по тактическим командованиям взаимодействия с сухопутными войсками. Одно командование на полевую армию. В духе первого принципа, co-equality, эти командования тоже не подчинялись командарму, а лишь выполняли его заявки.

Основы боевого применения излагались во второй главе. Там была общая секция, секция для стратегических воздушных сил и для тактических. В смысле сравнения с советским подходом, интересна именно третья секция, ибо стратегической авиации у СССР не было. Задачи тактической авиации в FM 100-20 приоритизированы (опираясь на второй принцип преамбулы) так:

1. Завоевание требуемой степени превосходства в воздухе. Это достигается атаками против неприятельских самолётов в воздухе и на земле, а также против сооружений, которые нужны неприятелю для применения ВВС.

2. Воспрепятствование выдвижению неприятельских войск на театр военных действий и их перемещениям внутри театра.

3. Взаимодействие с сухопутными войсками на поле боя.

По поводу третьей задачи дан такой комментарий: "... in the zone of contact, missions against hostile units are most difficult to control, are most expensive, and are, in general, least effective. Targets are small, well dispersed, and difficult to locate. In addition, there is always a considerable chance of striking friendly forces due to errors in target designation, errors in navigation, or to the fluidity of the situation. [...] Only at critical times are contact zone missions profitable."

Ну то есть, выполнение задач на линии соприкосновения с противником - это трудно и малоэффективно, в связи с тем что цели мелкие, укрытые, идентифицировать их трудно. Можно ударить по своим. В общем, такие действия хороши только в критические моменты, а не как рутинные.

В уставе этого нет, но в частных разговорах авиационные командиры выражалось прямее: использование самолётов для действий на переднем крае, т.е. как воздушной артиллерии в большинстве случаев - деньги на ветер. У сухопутных войск есть артиллерия для решения таких задач. Использование авиации как артиллерии оправдано только когда время - деньги.

В СССР, конечно же, делали наоборот. Как в доктрине, так и на практике. В советском полевом уставе (ПУ-39) приоритеты следуют строго в обратном порядке: Авиация действует в тесной оперативно-тактической связи с наземными войсками, выполняет самостоятельные воздушные операции по глубоким объектам страны противника и ведет борьбу с его авиацией, обеспечивая господство в воздухе. Главнейшая задача авиации заключается в содействии успеху наземных войск в бою и операции [...] в решающие периоды борьбы все рода авиации должны сосредоточивать свои усилия на поле боя для поражения живой силы и боевых средств противника на главном направлении. (выделено в источнике)

Если же посмотреть на практику, то, например, авиация дальнего действия, несмотря на своё название, около 40% вылетов выполнила на поддержку войск непосредственно на поле боя. Фронтовые бомбардировщики 82% вылетов сделали по войскам противника, и только 8% по коммуникациям (второй приоритет) и 4% по аэродромам (первый приоритет). Впрочем, в источнике не говорится, где находились эти войска противника, они не обязательно были на переднем крае, они могли следовать в колоннах или находится в районах сосредоточения. А это вполне подпадает под задачу изоляции если не ТВД, то поля боя. Второй приоритет то есть. Но основу ударной авиации в СССР (даже если считать По-2 за бомбардировщик) составляли штурмовики. А они израсходовали 80% своих самолётовылетов для действий на поле боя.

То есть по сравнению с американскими приоритетами всё в точности наоборот.

Есть в FM 100-20 интересный комментарий и по поводу первого приоритета: Air superiority is best obtained by the attack on hostile airdromes, the destruction of aircraft at rest, and by fighter action in the air. This is much more effective than any attempt to furnish an umbrella of fighter aviation over our own troops. At most an air umbrella is prohibitively expensive and could be provided only over a small area for a brief period of time..

То есть превосходство лучше всего достигается атакой неприятельских аэродромов и действиями истребителей в воздухе. Это намного эффективнее, чем держать "истребительный зонтик" над войсками. "Зонтик" запретительно дорог, и может быть развёрнут только над небольшим районом на непродолжительное время.

Как вы догадались, и здесь в СССР всё было наоборот. 47% всех вылетов истребительной авиации СССР пришлось на прикрытие свойх войск на поле боя (в первый период войны - от 60% до 70%). Из них 90,3% на то, чтоб держать "зонтик", то есть на патрулирование.

То есть, как мы видим, "место в структуре руководства вооружённых сил" во многом определяет тактику. Если, скажем, у нас всё подчинено интересам сухопутных войск, то будет выработана такая тактика, чтоб быть на виду у пехоты. Пехота требует, чтоб авиация была видна, и она будет видна. Главным ударным самолётом станет штурмовик, истребители раскроют над войсками зонтик, дальние бомбардировшики отправят бомбить противика в тактической зоне.

Подобную же историю Мирослав Эдуардович рассказывает и про флот. Там, правда, было похуже. Что делать с самолётами у армии идеи были, а вот что делать с флотом (ну, кроме может речных флотилий) - она совершенно не понимала.

Это, на самом деле, не сказать чтобы плохо. СССР вёл войну в исключительно простой (сравнительно со всеми остальными участниками) стратегической обстановке. У него был всего один фронт, и фронт это был на 99% сухопутным. То есть вопрос о выборе приоритетного вида вооружённых сил просто не стоял. С другой стороны, обстановка эта хоть и была исключительно простой, была столь же исключительно напряжённой. Выработка послевоенной стратегии велась по остаточному принципу. Первый приоритет имели решения, которые приводили танки в Берлин.
Subscribe

  • Украинские полит-технологии в Америке.

    Помните задорное "Путин - хуйло"? Теперь и в Америке. Те же люди, те же технологии: Ну и маленькая склянка божьей росы:

  • Чукча-не-читатель.

    Вот коллега grossgrisly нам демонстрирует, на своём отрицательном примере, что знание букв и умение читать сложенные из них слова -…

  • Американская республика и армия.

    Республика с недоверием и подозрением относится к регулярной армии. И не зря. Регуляризация армии убила самую известную в истории республику…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 174 comments

  • Украинские полит-технологии в Америке.

    Помните задорное "Путин - хуйло"? Теперь и в Америке. Те же люди, те же технологии: Ну и маленькая склянка божьей росы:

  • Чукча-не-читатель.

    Вот коллега grossgrisly нам демонстрирует, на своём отрицательном примере, что знание букв и умение читать сложенные из них слова -…

  • Американская республика и армия.

    Республика с недоверием и подозрением относится к регулярной армии. И не зря. Регуляризация армии убила самую известную в истории республику…