January 12th, 2009

fascist

Слово Блицкриг

Коллега sha_julin, АКА Борис Юлин, сотворил тут намедни текст на тему «стратегии Блицкрига». Толчком ему полсужил комментарий коллеги dr_guillotin к книге известного переводчика Больных «Молниеносная война. Блицкриги Второй Мировой».

sha_julin начал свою речь так:
При обсуждении Второй мировой все участники оперируют понятием «Блицкриг». Но понимают ли они значение этого термина? Вот и сейчас мне сбросили критику Исаевым господина Больных и его понятия «Блицкриг». При этом критика свелась к деталям, так как представления о Блицкриге не имели обе стороны. Понял, что надо обяснять не устно, а написать небольшой текст на тему Блицкрига.
И вслед зачину выдал на гора сам «небольшой текст». Содержательно текст свёлся к объяснению того, что Никакие не «сыски». Никакие не «хыхки», а коротко и ясно: «фыфки»! Отчего же у коллеги sha_julin не выговорились «шишки»? (Кстати, если кого интересуют «пипки», то это здесь)

В первую голову от того, что слово «блицкриг» ни разу не термин.
Collapse )
scoundrel

Ещё про слова

В России суровость (строгость) законов умеряется их неисполнением.

Ранняя форма этого изречения в записи П. А. Вяземского: «Кажется, Полетика сказал: В России от дурных мер, принимаемых правительством, есть спасение: дурное исполнение». [Вяземский-1963, с. 24]. Имелся в виду Петр Иванович Полетика (1778—1849), чиновник Министерства иностранных дел.
Изречение, возможно, восходит к западноевропейским источникам. Жермене де Сталь приписывается высказывание: «Самое развращающее сочетание — это сочетание кровавого закона с благодушным исполнением». [Макаров Н. П. Энциклопедия ума... — СПб., 1878; переизд.: М., 1998, с. 150]. Также: «В Англии так почитают законы, что никогда не изменяют их. От затруднения избавляются, не исполняя их». [Хоромин Н. Я. Энциклопедия мысли. — М., 1994, с. 169 (анонимное изречение)].

http://forum.lingvo.ru/actualthread.aspx?tid=92205


Быстрый поиск по интернету даёт десятки вариаций этой фразы. Формула "В России ... законов" часто заменяется на "Российских законов". Кроме "суровости" и "строгости" можно встретить "жестокость" или "свирепость". Старинное "умеряется" может быть заменено на "умаляется", но чаще встречается в осовремененой форме "смягчается" либо же в виде канцеляризма "компенсируется". Вместо "неисполнением" можно встретить "необязательностью исполнения", "возможностью неисполнения", "общим неисполнением", "повсеместным неисполнением", или даже (мой любимый вариант) - "неукоснительным неисполнением".

Кроме Вяземского фраза приписывается Салтыкову-Щедрину, маркизу де Кюстрину, Герцену, адвокату Кони ...

Варианты разные, но похожие. И при этом насколько они все далеко ушли от исходника Вяземского цитирующего Полетику. Язык перекатывает фразу во рту, как гальку. За полтораста лет все лишнее сошлифовывается, и фраза приобретает определённую гладкость и чеканность. Та же фигня творится с анекдотами.

Интересен, однако, механизм такой шлифовки, вобщем и в целом весьма напоминающий естественный отбор в биологии. Вероятно теорию этого дела можно найти в меметике, не уверен. Читал, однако, кажется в "Знании-сила", пересказ исследования "писем счастья" методами мутационной генетики. Весьма впечатляет. Если помните, "письмо счастья" требуется точно скопировать и разослать N адресатам. Если кто помнит анекдот про нигерийский компьютерный вирус, то это собственно он и есть. Так вот, несмотря на требование точного копирования, в письмах счастья накапливаются мутации по которым можно вычислять срок хождения этого Варианта письма в народе. Даже "перекрёстное опыление" встречается - по миру ходит несколько базовых форм писем счастья и иной раз кусок текста перекочевывает из одной базовой формы в другую...

Занятно. Как бы это применить к источниковедению...