June 23rd, 2013

gentleman

Цены на промышленный шпионаж в США, 30-е годы.

Советская промышленность, как известно, в техническом отношении заметно отставала от промышленности американской. Отставание пытались наверстать разными законными способами: покупали лицензии, покупали техническую помощь, покупали образцы, технические описания, проекты и т.п. Это, повторюсь, делалось законно - то есть покупалось у законного владельца интеллектуальной собственности. Но если подворачивалась возможность приобрести у не совсем законного владельца - этого тоже не чурались. Тем более выходило дешевле. Законные способы финансировались по линии Амторга, НКВТ, НКИД, НКТП и т.д. Промышленный шпионаж шёл по линии ГУГБ НКВД.

Обычно, нарком, скажем Ежов, подавал в Политбюро прошение, например такое:
VII отдел ГУГБ НКВД СССР имеет возможность добыть 10 образцов рецептуры и способ производства применяемых для крейсеров, подлодок и танков тяжёлых и лёгких броней, изготовляемых фирмой "Мидвел стил энд ордненс компани" для американской армии.

Стоимость материалов 5000 (пять тысяч) американских долларов.

Вопрос о приобретении должен быть решён не позднее 5 марта 1937 года.
VII отдел ГУГБ - это т.н. "Иностранный отдел", внешняя разведка. 5 марта подавал, 5 же марта Политбюро и принимало решение:
№ П46/80 5 марта 1937 г. "Вопрос НКВД".

Разрешить НКВД приобрести у фирмы "Мидвел стил энд ордненс компани" 10 образцов рецептуры и способа производства тяжёлых и лёгких броней на сумму 5000 американских долларов.
Иногда средства выделялись оптом по нескольким пунктам:
№ П47/83 25 марта 1937 г.

Отпустить из резервного фонда СНК Союза Наркомвнуделу двадцать две тысячи пятьсот (22 500) американских долларов.

1. Восемь тысяч (8000) американских долларов для уплаты за электросварочную машину.
2. Двенадцать тысяч (12 000) американских долларов для уплаты за описание производства синтетического бензина по методу Фишера, применяемому американской фирмой "Келлог".
3. Две тысячи пятьсот (2500) американских долларов для уплаты за описание и комплекты рабочих чертежей аппарата для точечной сварки дюралюминия и нержавеющей стали.
Степень откровенности формулировок варьировалась. Применялись маскировочные формулировки (типа "приобретение"), или вполне откровенно называли "добычей":
№ П47/85 27 марта 1937 г.

Утвердить решение Военно-технического бюро при КО Союза ССР об ассигновании в распоряжение т.Ежова 10 000 американских долларов из резервного фонда СНК СССР на добычу генераторных ламп с холодным катодом системы Фарнсворта, мощностью в 1 квт. каждая.
но чаще полу-откровенно "получением":
№ П49/291 22 мая 1937 г.

Разрешить НКВД получить:
а) материалы по новейшей комбинированной крекинг установке системы американской фирмы "Келлог", ассигновав на это 3 тысячи американских долларов;
б) материалы по жироплану фирмы "Бреге" стоимостью в 25 тыс. французских франков.

***

№ П51/102 3 июля 1937 г.

Разрешить НКВД получить за 25 тыс. американских долларов комплект чертежей мотора "Додж" выпуска 1937 г.

***

№ П61/100 7 мая 1938 г.

Разрешить НКВД получить в США проект самолёта для полётов на высоте 10-11 тыс. метров, общей стоимостью всего проекта 35 тыс. американских долларов.
Остаётся непонятным насколько содержание папок с чертежами, получаемых и добываемых работниками VII отдела ГУГБ НКВД отвечало описанию. Как ещё 29 декабря 1936 года писал Самуил Карп
Просьба со стороны СССР о присылке чертежей самых новейших американских военных судов в 35 и 26 тысяч тонн доказывает, что там не понимают положения, существующего в Америке. Таких чертежей не существует, но вы можете найти людей, которые готовы будут продать вам целые папки светокопий, снабжённых подходящими ярлыками.
Что-то такое видимо происходило. Либо в папочках было "не то", либо вскоре убедились, что даже если и "то", то нужны подробности. Ибо решения Политбюро по финансированию операций промышленного шпионажа становились многословнее:
№ П64/51 20 сентября 1938 г.

Отпустить НКВД из резервного фонда СНК Союза СССР 42 000 (сорок две тысячи) американских долларов для уплаты за технические материалы по американскому станку для нарезки стволов орудий калибром от 12 до 20 дм и длиной стволов до 30 м.

В указанные материалы должны входить:

1) Чертежи общего вида станка с необходимыми сечениямии проекциями и спецификацией;
2) Кинематическая схема станка;
3) Узловые чертежи всех основных узлов станка с указанием монтажных зазоров и посадок;
4) Чертежи всех деталей станка с размерами и указанием материала;
5) Чертежи приспособлений (общий вид и детальные), применяемые при работе на станке;
6) Чертежи всех инструментов, употребляемых при нарезке орудийных стволов на данном станке;
7) Эскизы нарезов стволов орудий от 12 дюймов и выше, нарезаемых на этом станке;
8) Описание работы станка, его настройки, установки инструментов, приспособлений и обрабатываемой детали (ствола)
Было бы интересно разобраться, насколько продуктивным был советский промышленный шпионаж. По вышеприведённому видно, что собственно добытые материалы обходились в копейки (думаю содержание шпионской сети стоило подороже). Но какова была польза? Были ли тем или иным образом внедрены добытые сведения? Тут конечно нужно комплексное исследование, чтобы проследить путь от добычи материала, через НИИ/КБ до производства.
  • Current Music
    14799.40
scoundrel

Размер взяток в предвоенной Америке.

В 1937 году заканчивались линкорные каникулы установленные Первым Лондонским Морским Договором. Англичане взяли низкий старт и заложили первые два "Кинг Джорджа" в первый же день нового года. Франция и Италия ещё при заключении Вашингтонского договора выбили себе 70 тыс. тонн послабления и смогли начать строить современные линкоры на пару лет раньше. Немцы не связанные ни Вашингтонским, ни Лондонским договорами заложили "шарнхорсты" в 1935, а "бисмарки" в 1936. СССР решил решил также включиться в гонку вооружений и в 1936 году принял программу строительства большого флота. Основной ударной силой этого большого флота должны были стать первоклассные линкоры с 16-дюймовыми орудиями.

Проектирование линкоров развернули в советских КБ, однако же опыта проектирования кораблей такого класса в СССР не было. Поэтому опыт попытались купить за рубежом, в двух местах - в Италии и США. В Италии фирма "Ансальдо" предложила свою помощь ещё в марте 1936 года, и довольно быстро разродилась эскизным проектом современного линкора на 42 тыс.тонн с девятью 16-дюймовыми (406 мм) орудиями. По мнению А.М.Васильева ("Линейные корабли типа <<Советский Союз>>") разработка "Ансальдо" стал той "печкой" от которой танцевали в ЦКБС-1 и КБ-4 при последующей разработке проекта советских линкоров.

В Америке история затянулась. Технические подробности истории можно найти у того же Васильева, я же здесь хочу добавить немного подробностей из американской внутренней политики.

Изначально почти вся советская коммерция с Америкой шла через фирму "Амторг". Идея единого представительства заключалась в том, чтобы советские ведомства не наступали друг другу на ноги и не сбивали цену. Политикой "Амторга" был отказ от посредников, переговоры с фирмами велись напрямую. В этом однако была скрыта некоторая слабость: руководство "Амторга" было сплошь советским и в американских реалиях ориентировалось не очень-то.

В середине 1936 года на радарах "Амторга" появляется посредническая фирма Самуила Карпа, "Carp Export and Import Co.". Самуил Карп, 1889 года рождения, до эмиграции звался Самуил Семёнович Карповский и приходился родным братом Перл Семёновне Карповской, которую Партия в целях конспирации переименовала в Полину Жемчужину. Да, это жена Молотова. Будущий шурин Молотова перебрался в Америку в 1910, натурализовался в 1917, сперва работал там и сям, потом оказался владельцем небольшой сети бензоколонок в Бриджпорт, штат Коннектикут. Однако вроде бы к 1933 году прогорел, и отправился на Родину. Родина его пригрела, дала американских денег и отправила назад в Америку с заданием. Как позднее сам Карп писал: "с самого начала моя работа состояла в посещении кулуаров и другой подобной работы". Карп, никак формально не связанный с СССР, был заметно удобнее для контактов, чем советский "Амторг". Он нанимает себе в фирму людей со связями (наприме отставного капитана морской разведки Родса), без риска для последних замараться об коммунистов.

Уже в ноябре 1936 года компаньон Карпа Вульф контактирует начальником штаба морских операций Стэндли и помощником госсекретаря Муром. Получено неофициальное разъяснение, что федеральное правительство в принципе не возражает против закупки СССР проекта линкора, рекомендованы проектные фирмы ("Гиббс анд Кокс" и "Джилоу") работающие на американское морское ведомство, и дан намёк, что дело можно ускорить, если один из линкоров строить в США.

В декабре однако дело застопорилось - пошла подготовка к принятию закона о нейтралитете (принят 1 мая 1937 года), что заставило американских политиков действовать осторожнее. Так, фирме "Бетлехем стил", которая была готова начать разработку линкора для СССР, Морское министерство разрешило проектировать по типу "Колорадо", который был заложен в 1919, и с орудиями не больше 14 дюймов (356 мм), в соответствии с буквой Второго Лондонского Морского Договора (1936 г.). Что кноечно не устраивало СССР. Позднее Госдеп высказался в духе, что тип линкора может быть каким угодно - это дело фирмы, но 16-дюймовые орудия не могут быть испытаны Морским министерством США, потому как это означало бы вовлечённость федерального правительства в торговлю оружием.

14 мая 1937 г. начальник экспортного управления "Амторга" Богдан пишет наркому внешней торговли Розенгольцу:
Сегодня Карп сообщил, что разрешение американского правительства на продажу нам проекта линейного корабля с 16-дюймовым вооружением и центром управления артиллерийског огня уже имеется. Для того, чтобы это разрешение он получил, ему требуется израсходовать 500 000 долларов на компенсацию соответствующих лиц.
Неделю спустя информацию дублирует председатель правления "Амторга" Розов:
Карп утверждает, что он может получить разрешение на полный проект, включая 16-дюймовые башни, систему управления огнём, броню и так далее, но для этого ему нужно то, что Вам уже известно.
Ещё неделю спустя Политбюро решается:
№ П49/366 27 мая 1937 г.

1) В связи с переговорами по покупке проекта линеного корабля в США сообщить Розову, чтобы пока впредь до распоряжения ни он, ни т.Трояновский [полпред в США] не обращались по этому вопросу в соответствующие министерства.
2) Действовать через Карпа.
3) Отпустить пока 300 тыс. долларов Карпу на расходы по его усмотрению с тем, чтобы он добился согласия продажи СССР проекта линейного корабля с 16-дюймовой артиллерией, соответствующего нашим техническим требованиям с соответствующими чертежами.
Решение воистину соломоново, как тут не вспомнить детскую классику:
- Вы знаете, нам нужны кирпичи!.. - начала разговор Галя.
- Сколько? - поинтересовался Иван Иванович, продолжая писать.
- Много, - торопливо вставил Чебурашка. - Очень много.
- Нет, - ответил Иван Иванович, - много я дать не могу. Могу дать только половину.
- А почему? - У меня такое правило, - объяснил начальник, - всё делать наполовину.
- А почему у вас такое правило? - спросил Чебурашка.
- Очень просто, - сказал Иван Иванович. - Если я всё буду делать до конца и всем всё разрешать, то про меня скажут, что я слишком добрый и каждый у меня делает что хочет. А если я ничего не буду делать и никому ничего не буду разрешать, то про меня скажут, что я бездельник и всем только мешаю. А так про меня никто ничего плохого не скажет. Понятно?
- Понятно, - согласились посетители.
- Так сколько кирпичей вам нужно?
- Мы хотели построить два маленьких домика, схитрил крокодил.
- Ну что ж, - сказал Иван Иванович, - я вам дам кирпичи на один маленький домик. Это будет как раз тысяча штук. Идёт?
- Идёт, - кивнула головой Галя. - Только нам ещё нужна машина, чтобы привезти кирпичи.
- Ну нет, - протянул Иван Иванович, - машину я вам дать не могу. Я могу дать только полмашины.
- Но ведь половинка машины не сможет ехать! - возразил Чебурашка.
- Действительно, - согласился начальник, - не сможет. Ну тогда мы сделаем так. Я вам дам целую машину, но привезу кирпичи только на половину дороги.
Понятно, что если людям для решения вопроса требуется дать 500 000, то 300 000 - это ровно на 200 000 меньше чем нужно. Поэтому переписка продолжилась. 26 июня 1937 года нарком оборонпрома Рухимович и замнаркома внешней торговли Судьин пишут Сталину и Молотову:
По сообщению Карпа, полученному через т. Розова, правительственные органы дают разрешение американским фирмам на изготовление для нас проекта линкора, в связи с чем Карп просит в дополнение к переведенным, но еще не врученным ему 300 тыс. долл., перевести еще 200 тыс., т.е. всего 500 тыс. долл. на организационные расходы (переслав их т. Розову согласно его просьбе из Москвы диппочтой тысячедолларовыми купюрами).
Видимо деньги были получены, потому как 6 октября Розов сообщает Рухимовичу и Судьину, что из Госдепа получено разрешение на вывоз 393 тонн брони, 9 шестнадцатидюймовых пушек, 3 тройных башен и 900 шестнадцатидюймовых снарядов.

Кому пошли деньги? Вопрос интересный. В упомянутом письме Розова от 21 мая 1937 года сказано так:
Это идёт для одного не руководящего работника заинтересованного ведомства и одного из руководителей общества взаимопомощи (землячества). Назвать, однако, через кого это будет сделано и кому персонально это нужно Карп не может, заявляя, что ему это пока самому не известно...
"землячествами" и "обществами взаимопомощи" на конспиративном языке назывались ячейки партии. В данном случае навряд ли речь о ВКП(б), скорее имеются ввиду демократичекая партия США. В справке о работе фирмы Карпа от 23 августа 1939 года Розов пишет:
Для работы по получению разрешения Карп использовал, по его словам, адвоката Макгудвина - человека близко стоящего к министру иностранных дел Хэллу и частично к сыну президента Рузвельта. В частности Карп показал мне письмо сына Рузвельта, в котором последний сообщил ему о предполагающемся разрешении Министерства иностранных дел [госдепа] США на постройку для нас линкора
Деятельность Карпа вызвала интерес комиссии по расследованию антиамериканской деятельности. Он трижды свидетельствовал перед комиссией: в 1939, 1945 и 1953. Карп признал, что он выплатил адвокату Престону МакГудвину 5000 долларов 28 июня 1938 года и 20 000 долларов 1000-долларовыми банкнотами год спустя. Посредник сведший Карпа с МакГудвином, Джозеф Далинда (тоже русский эмигрант) признал, что получил половину этих денег за комиссию. Ещё одно звено в цепочке, Аарон Бененсон (он свёл Карпа с Далиндой) не признал, что получил 600 долларов. Дальше уже МакГудвин свёл Карпа с адвокатом Скоттом Феррисом, бывшим конгрессменом, и хорошим знакомым госсекретаря Хэлла и Рузвельта. Феррис получил от Карпа 5000 чеком, 25 000 1000-долларовыми банкнотами и потом ещё 2000. то есть посредникам пошло 58 000 из 500 000. Куда же пошло остальное? Не представляется невероятным, что пошло это в карман Карпу. Перед поездкой в СССР он был банкротом, а в 1939 у него было несколько банковских счетов и 378 000 наличных долларов.

Коммерсантъ-Власть о том же. Часть 1.
Коммерсантъ-Власть о том же. Часть 2.

Американская пресса о том же (см. стр. 1,6)

Некролог на Самуила Карпа, умершего в 1963, 73 лет от роду