Книга бревна (fat_yankey) wrote,
Книга бревна
fat_yankey

Categories:
  • Music:

Немного о «торговле с врагом»

Тут некоторое время назад в комментах коллега veshchezerov заявил, что результатом пакта Молотова-Риббентропа было «серьезнейшее перевооружение нашей военной промышленности». В подтверждение этого заявления он добросовестно пересказал пыхаловские аргументы. Ну, а меня заинтересовало, что же реально мы получили от советско-германской торговли? Часть ответов я раскидал там же по комментам, но вот решил свести их в одно место.


Главные закупки в Германии были сделаны в рамках межправительственного хоз.соглашения от 11 февраля 1940 года. 16 июня 1941 года Микоян направил Сталину доклад о ходе выполнения соглашения по состоянию на 11 мая, то есть за 15 месяцев торговли. Распределение полученных товаров (всего на 250 млн.марок) по основным категориям показано на диаграммке вверху. В диаграммке также учтены поставки товаров в компенсацию за транзит германских грузов по советской территории (8 млн.марок).

Сразу бросается в глаза, что закупка в Германии пром.оборудования вовсе не была первоочередной заботой советского правительства. Оборудования было поставлено только на 43 млн.марок (включая плату за лицензии), то есть около 16% от общей суммы полученного добра. А на первом месте в списке поставок стоят военные заказы — 80,3 млн.марок, почти треть. Ненамного отстали и закупки металлов (качественные стали, трубы, метизы, проволока) — 72 млн. марок. Наконец почётное третье место занимают закупки угля (53,5 млн.).

Но и полученное промышленное оборудование отнюдь не целиком предназначалось для переоснащения военной промышленности. Из 43 млн. марок уплаченных за промышленное оборудование, только 12,7 млн. марок было потрачено на металлорежущие станки. Остальные разошлись на горное оборудование (9,7 млн.; в основном экскаваторы), оборудованиe для нефтяной промышленности ( 8,9 млн.; в основном дизели и электромоторы); оборудование для химической промышленности (4,4 млн.), оборудование для электроcтанций и локомобили (2,7 млн.) и т.д. Количество металлорежущих станков, полученных по этому соглашению в шутках равно 1440. Если учесть, что в 1940 году советская промышленность произвела более 58 тысяч таких станков, то ясно, что о каком-либо ПЕРЕвооружении нашего военпрома за счёт немецких поставок речи идти не может. На заводах одного только наркомата авиационной промышленности в 1940 году работало 41 тысяча станков, а к 1941 году их число выросло до 58 тыс. Видно, что немецкие поставки тут капля в море.

Впрочем, существуют и альтернативные цифры как числа станков, так и объёмов торговли.

Немцы полагают, что они за период с февраля 1940 по 11 мая 1941 поставили нам товаров на ~340 млн. марок., а не на 259 млн., как у Микояна. Отчасти, это может обьяснятся тем, что Микоян не засчитывет немцам оборудование для "Лютцова" на 23 млн., поставленное но не принятое ввиду некомплектности, а также отгруженное, но не принятое оборудование на 12 млн. марок. Если учесть ещё оплату дефицита торговли золотом на 22 млн.марок и неясные поставки в счёт зерна, полученного из Бессарабии, то итоговый баланс почти сходится (более 318 млн. против 340 млн.).

Кроме того, и у Пыхалова, и у Журавеля приводится цифра 6340 металлорежущих станков (на 85,4 млн.марок), поставленных из Германии в СССР в 1940-41 гг. Пыхалов ссылается на «Внешнюю торговлю СССР», Журавель на Швендеманна (Die virtschaftliche Zusammenarbeit zwischen den Deutscen Reich und der Sowjetunion ...). Как объяснить противоречие с микояновской цифрой — пока не знаю, возможно учитывались станки вообще, а не только металлорежущие? Или учитывались размещённые заказы а не реальные поставки? Нужно смотреть первоисточники. В любом случае, даже 6,3 тыс. станков (принимая эту цифру) в общем станочном парке СССР (710 тыс.штук) погоды не делали. Может быть, приятная пряная приправа, но никак не пища промышленности.



Подобным образом обстоит дело и с военными заказами. Из 80,3 миллионов марок потраченных на закупки разных вооружений и приборов, 57,5 миллионов (больше двух третей) проходило по бюджету морского ведомства — закупки кораблей, морской артиллерии, мин, торпед, гидроаккустической аппаратуры и т.п. И это ещё без учёта поставок для «Лютцова» на 23 миллиона, которые на 11 мая были уже проведены, но ещё не приняты советской стороной. То есть львиная военных доля закупок оказалась практически бесполезной в грядущей войне.

С пользой были использованы образцы немецких танков и самолётов. Все мы читали «Немецкий след...» и знаем, что немало полезных сепулек, ништячков и феничек стоящих на немецкой авиатехнике было исследовано и внедрено в производство у нас. Автомат пикирования, фибровые протектированные бензобаки ... you name it. Но опять-таки всё это было не более чем заморская приправа к основному блюду. Говорить о каком-то кратном подъёме боевых качеств советской техники за счёт использования немецких идей и технических решений явно не приходится.

Вобщем, есть мнение, что, в силу своего крайне небольшого объёма, советско-германская торговля существенно не повлияла на военнo-экономическую мощь ни той, ни другой стороны.

Такие вот дела. Ну и ещё немного чтения по теме в сети:

Пыхалов И. Советско-германское экономическое сотрудничество ч.1, ч.2, ч.3, ч.4
Журавель В.А. Последний рывок. Советско-германское техническое сотрудничество перед Великой Отечественной войной
Журавель В.А. Технологии «Третьего рейха» на службе СССР. ч.1, ч.2, ч.3, ч.4.
Соболев Д.А. Немецкий след в истории советской авиации: Об участии немецких специалистов в развитии авиастроения в СССР.
А.Шевяков Советско-германские экономические связи в предвоенные годы
В.Я.Сиполс Торгово-экономические отношения между СССР и Германией в 1939-1941 гг.
И продолжение: о «торговле с врагом» с другой стороны



UPD: Занятно, как все хором стали мне рассказывать про уникальность немецких станков и их пользу для советского машиностроения. Только ведь речь-то была не о том. Вот они плоды мозаичности мышления — внимание к деталям заслоняет общую картину и лес за деревьями пропадает. Зря что ли «тортик» сверху нарисован? Ведь наглядно же видно, что закупки для машиностроения не были первым приоритетом в импорте из Германии. И даже вторым приоритетом не были. Так, пятым-шестым.
Tags: СССР-Германия
Subscribe

  • Портрет командарма

    Перед Первой мировой войной Россия имела что-то около 40 тыс. кадровых офицеров. В ходе мобилизации ещё порядка 40 тыс. было призвано из запаса. Но…

  • Умный в артиллерии, храбрый в кавалерии...

    Классик русской армейской афористики генералиссимус Суворов учит нас: "воюй не числом, а уменьем". Однако понятно, что "не числом" воевать…

  • Судьбы генеральские

    Имеется такая вот табличка по потерям немецких военослужащих в генеральских/адмиральских званиях во Второй Мировой войне; в последней колонке для…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 23 comments

  • Портрет командарма

    Перед Первой мировой войной Россия имела что-то около 40 тыс. кадровых офицеров. В ходе мобилизации ещё порядка 40 тыс. было призвано из запаса. Но…

  • Умный в артиллерии, храбрый в кавалерии...

    Классик русской армейской афористики генералиссимус Суворов учит нас: "воюй не числом, а уменьем". Однако понятно, что "не числом" воевать…

  • Судьбы генеральские

    Имеется такая вот табличка по потерям немецких военослужащих в генеральских/адмиральских званиях во Второй Мировой войне; в последней колонке для…