Книга бревна (fat_yankey) wrote,
Книга бревна
fat_yankey

Category:
  • Music:

Дело Блицкрига

Этот пост зародился как часть предыдущего «блицкриг-текста», но по ходу дела оборвал пуповину и зажил своей взрослой жизнью.

Итак, разберём теперь сам текст «Стратегия Блицкрига». Как вы может быть помните, под «блицкригом» в этом тексте понимаются по сути германское военное искусство на раннем этапе Второй Мировой войны. Коллега sha_julin попробовал пробежаться по этому искусству сверху донизу и выделить те его особенности, которые позволили немцам в 1939-41 гг. одержать серию крайне эффектных побед. До осени 1941 казалось, что немцы знают какое-то петушиное слово, позволяющее им проходить через боевые порядки противостоящих им армий, как нож сквозь масло. А ведь противостояли им иной раз армии, до того считавшиеся первоклассными и оснащённые самым современным вооружением. Это петушиное слово и пытается найти автор «Стратегии Блицкрига».

Суть этой самой стратегии Юлин определяет как «разгром противника до того, как он сможет использовать в полном объёме свои вооружённые силы и военный потенциал». С этим вобщем-то можно согласиться.

Действительно, немцы делали ставку на достижение решения на раннем этапе войны, вкладывая максимум силы в первый удар. Подход резко контрастирующий, скажем, с французским, в котором резервирование принимало подчас весьма уродливые формы (например в мае 1940 французы воевали только третью своих самолётов, в итоге имея к моменту капитуляции больше самолётов первой линии, чем в момент наиболее напряжённых боёв, да ещё на складах какие-то немерянные кучи). В СССР резервирование хоть и не доходило до такого уродства, но стратегическим резервам придавалось всёж большое значение. Вкладывая максимум силы в первый удар немцы уделяли особое внимание достижению стратегической внезапности во всех её формах и доходящей до авантюризма решительности в эксплуатации первоначального успеха.

Итак, согласно стратегическому замыслу, противнику нужно не позволить в полной мере использовать его вооружённые силы и военный потенциал. Как не дать использовать потенциал, вобщем-то понятно: быстрым достижением победы. Если мы более готовы к войне чем противник, - у противника ещё потенциал, а у нас уже актуал, - то есть все шансы не дать его потенциалу актуализоваться.

Но как не дать противнику использовать свои вооружённые силы? На это Юлин отвечает так: целями удара должны быть не главные силы противника, а ...

Стоп. Тут есть претыкание. Главка назвается «Основные цели удара при Блицкриге», однако начинается она с фразы «Главные силы противника не могут при Блицкриге являтся основными целями атаки». Разница большая. Если удар – элемент наступательной операции, то атака – момент боя. Т.е. в первом случае идёт речь об оперативно-стратегическом уровне, во втором – о тактическом. О каком же говорит Юлин?

По идее, речь должна идти об оперативно-стратегическом уровне, ведь мы же читаем о «стратегии Блицкрига». Ладно, спишем «атаку» на нечёткое владение терминологией и продолжим. Итак, в блицкриг-операции вступать в сражение с главными силами нельзя. Целью операций по мнению Юлина должны служить «системы управления, транспортная инфраструктура, снабжение, транспортные узлы и т.п..». Решение должно достигаться не в столкновении главных сил, а лишением противника возможности эффективно сопротивляться...

Любители военной истории наверное уже опознали торчащие отсюда ослиные уши «Стратегии непрямых действий» Базиля Лиддел-Гарта (воспитанные на советских учебнках могут вспомнить также стратегию овладения городом Питером им. Владимира Ильича: мосты, почта, телефон, телеграф...). При всём уважении к этому более блестящему, чем глубокому, военному мыслителю, хочу заметить, что германская школа военного искусства исконно стояла на трёх китах – Клаузевице, Мольтке и Шлиффене. Все трое были горячими сторонниками стратегии сокрушения, в которой основной целью считался скорейший разгром главных сил противника.

Но может быть после поражения в Первой Мировой от учения Клаузевица-Мольтке-Шлиффена отказались? Как проверить?

Как известно, планирование операции идёт сверху вниз. Командир (командующий) каждого уровня уясняет задачу поставленную вышестоящим начальником, вырабатывает решение, докладывает его наверх и ставит на его основе задачи своим войскам. Частью решения является выработка замысла операции (боя). В рамках замысла определяется цель (цели) операции. Замысел операции (боя) излагается в оперативной директиве (боевом приказе).

Давайте возьмём оперативные директивы Вермахта и посмотрим, что за цели там ставились.

Вот директива ОКХ на проведение операции «Вайс»:
Целью операции является уничтожение польских вооружённых сил. […] Замысел […] сводится к тому, чтобы внезапным вторжением упредить организованную мобилизацию и сосредоточение польской армии и концентрическими ударами […] разгромить главные силы польской армии, находящиеся западнее рек Висла – Нарев.
[…]
Главная идея уничтожения польской армии западнее линии рек Висла – Нарев […] остаётся неизменной, даже если в период предшествующей напряжённости польская армию будет приведена в боевую готовность.
Вот директива ОКВ на ведение войны на Западе от 9 октября 1939 г.:
Целью этих наступательных операций является разгром по возможно большей части французской действующей армии и сражающихся на её стороне союзников и одновременно захват возможно большей голландской, бельгийской и северо-французской территории в качестве базы для ведения многообещающей воздушной и морской войны и обширного предполья жизненно-важной Рурской области
Вот следующий разработанная на её основе директива ОКХ от 19 октября:
Целью наступления, которое должно быть проведено на сверном фланге Западного фронта, через голландскую, бельгийскую и люксембургскую территории является уничтожение по возможности большей части французской армии и войск её союзников и одновременно захват как можно большей территории Голландии, Бельгии и Северной Франции в качетсв ебазы для эффективной воздушной и морской войны против Англии и широкого предполья Рурской области.
Вот второй вариант этого же плана от 29 октября:
Наступление будет вестись […] с целью уничтожить союзные войска противника севернее р.Сомма и пробиться к побережью Ла-Манша.
Вариант операции «Гельб» от 30 января 1940 г.:
...для наступления будут использованы все имеющиеся силы с задачей занять голландию и Бельгию, вступить на северофранцузской и бельгийской территории в сражение с как можно более крупными частями французской армии и её союзников и разбить их, создав тем самым предпосылку для быстрой и окончательной победы над франко-английскими сухопутными силами.
И окончательный вариант, от 24 февраля:
Наступление «Гельб» имеет своей целью путём быстрого овладения Голландией оградить нидерландскую территорию от захвата её Англией, наступлением через бельгийскую и люксембургскую территорию разбить как можно более крупные силы франко-английской армии и тем самым положить начало уничтожению военной мощи противника.
Вот директива ОКВ на проведение наступления против Греции:
...перейти в решительное наступление против англо-греческой группировки войск в Северной Греции. Цель операции – заблаговременным прорывом в направлении Ларисы осуществить путём охвата уничтожение находящихся там вражеских сил и не допустить создания нового фрота обороны.
И наконец, всем известная «Барбаросса»:
... основные силы русских сухопутных войск находящиеся в Западной России, должны быть уничтожены в смелых операциях посредством глубокого, быстрого выдвижения танковых клиньев. Отступление боеспособных войск противника на широкие просторы русской территории должно быть предотвращено ...


То есть целью всех блицкриг-операций был прежде всего разгром главных (на худой конец по возможности больших) сил противника. Немцы жили по заветам Клаузевица, а не Лиддел-Гарта. Разве что только в ранних вариантах плана «Гельб» просматривается принцип частных операций, и то позднее от него отказались. Все прочие операции суть «стратегия сокрушения» в чистом виде.

Ну ладно, пусть захват систем управления, транспортной инфраструктуры, снабжения, транспортных узлов не был целью блицкриг-операций. Но может быть он был средством? Цель – разгромить главные силы противника, а средство – захватить всё вышеперечисленное. И опять нет. Средства достижения целей перечисляются там же в оперативной директиве, в разделе задач войскам. В задачах обычно указывают силы противника, которые требуются разгромить, объекты, районы, важные рубежи которые следует захватить или удержать.

Просмотр вышеупомянутых оперативных директив Вермахта показывет, что задач захвата систем управления, транспортной инфраструктуры, снабжения, транспортных узлов перед войсками не ставилось. Средством разгрома противостоящих главных сил противника всегда служил оперативный манёвр, то есть вывод ударных группировок в выгодное, по отношению к противнику, положение. Согласно заветам Шлиффена, изложенным в его книжке «Канны», основным (практически единственным) видом оперативного манёвра служил глубокий охват (иногда двусторонний, иногда в сочетании с обходом), в своём высшем развитии приводящий к окружению.

Вывод ударных группировок в охватывающее положение позволял либо нанесение ударов во фланг и тыл, либо же заставлял противника принять сражение с перевёрнутым фронтом. Для создания возможности манёвра наносились мощные рассекающие удары с выбросом вперёд эшелона подвижных войск, с основной задачей препятствовать образованию нового фронта обороны и тем способствовать безостановочному продвижению войск. Читавшие Иссерсона, могут заметить, что он довольно точно уловил суть этих «новых форм борьбы» на примерах Испании (отрицательном) и Польши (положительном).

Уничтожение войск противника иногда предписывается производить путём концентрических ударов по этим самым войскам, но никогда не по системам управления, объектам инфраструктуры, снабжения или транспортным узлам. Удары по транспортной инфраструктуре в директивах встречаются. Их планируется проводить авиацией, для предотвращения переброски резервов противника к фронту, нарушения хода его мобилизации и т.п. Задача захвата переправ иногда ставится перед воздушно-десантными войсками. Как удары по коммуникациям, так и захваты переправ здесь являются вспомогательными задачами, обеспечивающими проведение главного маневра.

То есть реализация стратегических задач Блицкрига на оперативно-стратегическом уровне у коллеги Юлина описана неверно. На этом уровне блицкриг представляет собой сражение главных сил сторон в форме типичного «мольтко-шлиффеновского» Kesselschlacht (сражения на окружение).

Перейдём теперь к оперативно-тактическому уровню (сам автор уровни не выделяет, я их расставляю по смыслу). По мнению коллеги Юлина на этом уровне немцы добивались успеха за счёт выигрыша в темпе операции. Тут опять можно согласиться. Единственно, нужно отметить, что «темп операции» термин устаревший. Похоже что он был популярен в межвоенное время (см. например замечательное исследование Галактионовым Марнской битвы, с позаголовком «Темпы операций»), но сейчас его заменил термин «инициатива». Есть, однако, современный термин схожего звучания – «темп наступления», обозначающий скорость продвижения первого эшелона войск в наступлении, в км. в сутки. Этот темп, естественно, «выиграть» нельзя. Легко запутаться.

Коллега Юлин, увы, запутался.

По его мнению, выигрыш темпа означает «большую, чем у врага скорость марша». Те, кто читал Галактионова, легко поймёт что это не так. «Выигрыш темпа» в операции имеет тот же смысл, что и «выигрыш темпа» в фехтовании или в шахматах. То есть создание такой оперативной обстановки, когда развитие событий по твоему плану вынуждает противника реагировать на твои действия, вместо того, чтобы выполнять свой план. Как я уже отметил, в современной терминологии такая ситуация называется «захватом (выигрышем) инициативы».

Превосходство же в скорости марша, в наступлении не имеет особого смысла. По любому, наступающие войска периодически развертываются в боевые порядки, а между боевыми столкновениями чаще следуют в предбоевых порядках, чем в походных. В таких условиях скорость продвижения в лучшем случае добивает до половины маршевой, а чаще заметно меньше. Если вспомнить июнь 1941 года, то корпус Рябышева к моменту выхода на исходные позиции для удара намотал на гусеницы в разы больше километров, чем любая из панцердивизий группы армий Юг. Однако, темп операции бесповоротно был выигран немцами.

Отвлекаясь немного в сторону - те кто читал шлиффеновские «Канны» несомнено вспомнит его рецепт для получения большей свободы манёвра, чем противник – противника нужно сковать. Лучше всего, конечно, если Ганнибалу встретится Варрон, который сам полезет куда надо (а на стратегическом уровне немцам с «варронами» повезло почти во всех блицкриг-кампаниях). Но если нет, то необходимо выделить сковывающую группу, которая своими действиями обеспечит свободу охват-манёвра ударной (в скобках замечу, что учение об ударной и сковывающей группах проникло в советские боевые уставы; воспринятое догматически, привело к «омертвлению» значительной части бойцов; кто в курсе помнит борьбу с этим «учением» где-то в 1942).

Описание Юлиным тактического уровня (камень-ножницы-бумага) вобщем тоже особых возражений не вызывает, хотя слишком общо для уяснения картины. Существенная ошибка там пожалуй всего одна: пехотные дивизии взламывают оборону, танки и мотопехота вводятся в прорывы и развивают успех вглубину Реально для кампаний 1939-41 гг. характерно использование танковых дивизий в первом эшелоне на всех этапах наступления. То есть танковые дивизии сами и взламывали оборону, и развивали успех в глубину. Конечно, оборону они могли взламывать и пехотой, в частности захват и расширение плацдарма под Седаном было проделано мотопехотой двух танковых дивизий и приданным одной из них мотополком "Гроссдойчланд". Но своей пехотой, из состава дивизии.

Надумано утверждение, что если танки в основном начинают сражаться с танками, самолёты с самолётами и пехота с пехотойй — значит что-то в вашем Блицкриге не срослось.. Сражения самолётов с самолётами и пехоты с пехотой – типичная почти для всех известных «блицкриг»-кампаний картина. Да и танки с танками там сражались не так уж редко. Так как в этих каманиях «всё срослось», то ясно, что утверждение неверно.

В заключение добавлю, что помимо ошибок, которые есть тексте Юлина, представление о тонкостях механики «блицкрига» искажает и отсутствие некторых важных моментов. Например, слов «шверпункт» и «ауфтрагстактик». Как известно, принципы вождения крупных соединений панцертруппен выросли в некотором смысле из тактики штурмовых групп времён Первой Мировой. Та же главная идея – «вперёд, и не заботься о флангах». Максимум инициативы, управление только в виде самых общих директив, или личным писутствием вышестоящего командира непосредственно в порядках боевой группы на направлении главного удара. Вобщем, полная противоположность французской концепции методического боя. Но как же тогда координировать действия своих войск? Через выбор «шверпункта» в направлении которого действуют все ударные группы.

Вот примерно так. Спасибо за внимание.
Tags: блицкриг
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 86 comments

Recent Posts from This Journal