Category: политика

Category was added automatically. Read all entries about "политика".

scoundrel

Продолжая тему колониализма

fascist

Россия и НАТО

НАТО уже проглотил почти всю восточно-европейскую зону влияния бывшего СССР (если считать кандидатов, то вне НАТО остался только огрызок Сербии), и уверенно движется по бывшим республикам - Прибалтика, на очереди Грузия, на горизонте Молдавия. Россия относится к этому движению весьма нервно. Официальная риторика объясняет эту нервность опасениями за безопасность страны. Таково же и господствующее мнение в народе. "Базы НАТО у наших границ!"... Ай, баюс, баюс.

Мне же представляется, что риторика эта полуправда, если не десятая часть правды. То есть конечно да, положение с безопасностью границ России ухудшается, когда на этих границах вместо нейтральных стран появляются члены могучего военного альянса. Но на фоне прогрессирующего разоружения стран НАТО и встающей с коленTM России, эти опасения смотрятся чрезмерными. Нужно вспомнить, что НАТО это оборонительный альянс, система коллективной безопасности. Даже самая ничтожная Албания имеет там право вето. Отсюда вытекает, что агрессии НАТО может опасаться только страна в военном отношении слабая, которую НАТО может раздавить без особых жертв - тут легко собрать консенсус. Россия, даже до вставания с коленTM, явно не тот случай.

По моему мнению более весомое обоснование нервозности по поводу движения НАТО на восток недавно озвучил Лавров: "[НАТО используется] как магнит, чтобы продолжать передвигать вот эту разделительную линию дальше на Восток". Разделительной линией Сергей Викторович, правда, тут обозначил границу между странами входящими в систему коллективной безопасности, и странами оставшимися за её бортом ("второго сорта"). Но в то же время эта линия определяет для России западную границу возможного поля игры.

В крайне упрощённом виде международную политику можно смоделировать, как игру великих держав с целью изменения баланса сил в свою пользу. Полем игры тут служат державы малые. В наиболее чистом виде это наблюдалось в годы Холодной Войны, когда за редкими исключениями (типа Чехословакии-68) борьба между первым и вторым мирами, при неизменных границах между ними, шла за третий.

Является ли современная Россия великой державой вопрос спорный, в одной из последних речей Обамы ей в этом звании было отказано и присвоен ранг региональной державы. Мы не обязаны тут верить Обаме на слово, но по любому после развала СССР и роспуска Варшавского пакта началась игра между США, Евросоюзом и Россией за Восточную Европу. Игра для России изначально проигрышная: soft power России скорее негативный, а hard power, в котором у России с Западом может быть где-то близко к паритету, сперва по правилам игры применять было нельзя.

Югославские войны, конечно, изменили ситуацию с правилами игры по поводу hard power. Но тут-то как раз и проявляется "разделительная линия" - Россия не может эффективно демонстрировать силу членам НАТО, это работает только против нейтралов. То есть восточная граница НАТО это западная граница поля игры для России. Чем дальше продвигается НАТО на восток, тем уже поле игры.

Именно в сохранении хоть какого-то поля игры (на котором уже итак остались считанные фигуры) основной смысл требований России остановить продвижение НАТО на восток. Безопасность, конечно, тоже игает роль, но здесь это роль второго плана. Она выдвигается на первый план в риторике потому, что забота о безопасности считается законным интересом государств, стремление же к сохранению сферы влияния клеймят как империализм, поэтому на него упирать нельзя.
  • Current Music
    16,323.06
goggle

Марсианский взгляд

Многие жители Земли полагают, что Америка стремится к свержению режима Асада. Они уверены, что Обама совсем уж собрался было бомбить Сирию, но российская дипломатия встала на пути американской агрессии.

Марсиане не могут прийти к такому выводу. Они не в состоянии проникнуть в людские мысли и чувства и знают о нас только то, что доступно наблюдению с орбиты. Такое положение вещей вынуждает их быть бихевиористами. С орбиты же дело выглядит так: американский президент прибегает к одной уловке за другой, чтобы избежать американского вооружённого вмешательства в сирийский конфликт. Однако, в какой-то момент он расставляет себе ловушку: проводит некую черту, пересечение которой будет означать войну. Бихевиоризм не даёт ответа, что заставило президента презреть очевидные законы дипломатии - собственная ли дурость, влияние ли внешних сил, потаённые ли пружины американской политики, но с этого момента кнопка, включающая вступление Америки в войну отдана в чужие руки. Её мгновенно (по историческим масштабам времени) нажимают. Марсианам с орбиты не видно, кто нажал, но бритва Оккама позволяет отсечь всех кто во вступлении Америки в войну не заинтересован.

Президентское слово не воробей, и Америка начинает демонстрировать подготовку к войне. Однако даже марсианам видно, что используются все возможности для оттягивания её начала. Так, например, окончательное решение о проведении операции президент отдаёт конгрессу. Тем временем телескоп улавливает начало розыгрыша интереснейшей партии в бридж. Американскому госсекретарю задают вопрос: "А что без войны совсем-совсем никак?". Госсекретарь овечает: "Ну отчего же?" и излагает последовательность действий сирийского правительства позволяющих Америке избежать войны без потери лица. Сирии нужно сдать оружие. Не всё, достаточно только химического.

По сути это почётный ультиматум.

Дипломатическая проблема тут в том, что как марсиане уже успели убедиться, восточные люди они маленькие, но гордые и лицо терять не любят даже пуще американцев. Принять открытый ультиматум врага Асад не может, это будет его концом. Поэтому, видимо, ему такого ультиматума и не предьявляют. Однако, кроме врага у Асада ведь есть и друг. А у друга есть министр Лавров. И дружеский министр Лавров совершенно по дружески просит Асада: "ну отдай ты им этот зарин-табун-зоман, на что он тебе?". "И вправду," - облегчённо соглашается Асад, - "одна от него морока. И хлорпикрин заодно отдам". Всё, партия. Америке больше не надо идти на войну.

Марсианские бихевиористы вынуждены заключить, что в этой партии в бридж министр Лавров был партнёром госсекретаря Керри. Помог американскому государству выбраться из устроенной президентом ловушки. Все всё понимают, и Сирия (как и полагается отыграной карте) с первых полос газет уходит на третьи.

Но почему Америка не хочет бомбить Сирию? Явно ведь не от обострённого миролюбия. На это у бихевиористов с красной планеты есть свой ответ.
  • Current Music
    15618.76
goggle

Ещё про символизм названий.

Как известно, перед войной СССР был единственной из великих держав, чья армия была нацелена на оборону - в 1934 году Народный Комиссариат по Военным и Морским Делам был перименован в Народный Комиссариат Обороны.

Остальные хотели воевать - в Британии был State Secretary of War, тоже и в США где он стоял во главе Department of War. Во Франции после долгих метаний установилось что-то среднее ministère de la Défense nationale et de la Guerre - то есть и войны и национальной обороны (историю метаний французов см. в комментах), в Германии Reichskriegsministerium (до 1938; в 1938 гражданское министерство было ликвидировано и заменено OKW).

Первыми советскому примеру последовали британцы - в 1940 они объединили Адмиралтейство, Военный и Воздушный секретариаты в единое Ministry of Defence под руководством Черчилля. Вобщем то тогда они действительно занимались именно обороной, так что собого лицемерия тут не было, но название присохло. После войны, в 1947 то же самое проделали американцы, слив военный департамент и департамент флота в единый депратамент обороны (ака Пентагон). То же случилось и во Франции. И вообще на фоне всеобщего осуждения милитаризма постепенно практически все страны мира лицемерно переименовали свои военные министерства в министерства обороны.

СССР же двинулся в обратном направлении - от лицемерия к искренности. Когда в 1946 армия и флот были объединены под крышей единого наркомата, этот наркомат назвали "Народный комиссариат вооружённых сил", затем "Министерство вооружённых сил". Позднее, когда в 1950 армию и флот опять развели по разным министерствам (да, у Сталина на неделе была не одна пятница, как у вас, а гораздо больше), эти министерства получили названия "Военное министерство" и "Военно-морское министерство".

Однако, через десять дней после смерти Сталина всеобщему лицемерию поддался и СССР. Министерства опять объединили и назвали объединённое "Министерством обороны".
  • Current Music
    15081.47
kaligary

Орки

Орки подозревают, что мы им врем. Им кажется, что любое общество может быть устроено только по той схеме, как у них, только циничнее и подлее. Ну на то они и орки.

Жизнь, подражающая искусству, тут же подсовывает иллюстрацию: http://www.youtube.com/watch?v=d_571XFGfLQ#t=29m21s

Сидят московские журналисты, обсуждают, как миллиардер Цукерберг встречался в Москве с премьером Медведевым и подарил тому майку с фейсбучным лого. Как бусы негру. Встревает Игорь Ашманов. Человек, замечу, с вполне развитым головным мозгом, прямо скажем умный человек:

"а... ну когда его вызывает президент Соединённых Штатов Америки, он же наверное не дарит ему майку".

Ага. Миллиадер, президенту... Дешевле "Феррари" не отделаться.



Ну то есть мы-то знаем, что американское общество устроено по другому. Там и президент не "вызывает" Цукерберга, а сам едет в штаб-квартиру Фейсбука (апрель 2011, выборы не за горами), и майка с лого корпорации там вполне допустимый по политесу подарок.

Но не будем торопиться осуждать бедных орков. Потому что - а как иначе-то? Как можно понять что чувствует/думает другой человек? В чужую голову ведь не залезешь (по крайней мере пока). Остаётся только ставить себя на его место. Например - "я бы в такой ситуации чувствовал обиду". Так устроен базовый механизм эмпатии. Причём возможно у всех высших животных. Выходит, у орков нет другого выхода, кроме как судить по себе.

Правда, бог дал человеку вторую сигнальную систему, и казалось бы можно поинтересоваться у объекта наблюдения, что у него там в голове происходит. Но видимо, второй сигнальной системе у "орков" (уж простите за коннотационно-нагруженный термин) доверия нет.

Зато у нас появляется очень хороший инструмент чтоб заглянуть им в голову. Ведь судя о других, они рассказывают о себе.
  • Current Music
    15303.10
goggle

Стал забывать русского языка?

Александр Лукашевич, официальный представитель Российского МИД полагает, что американский "список Магнитского" выглядит "цинично на фоне фактической легализации пыток в американских спецтюрьмах, похищений и издевательств над подозреваемыми в терроризме, бессрочного содержания заключенных в Гуантанамо, нерасследованных убийств мирного населения в Ираке и Афганистане"

Мне почему-то кажется, что правильное слово тут "лицемерно", а не "цинично". Но вот засомневался, может уже стал забывать русского языка? Прав ли я?
  • Current Music
    11808.79
talk

Ещё про победы сталинской дипломатии

На исходе войны пора думать о мире. Точнее о его послевоенном устройстве.

Уже в конце 1943 было ясно, что вес СССР в новой системе международных отношений значительно возрастёт. И не только потому, что СССР значительно усилился, но и потому что остальные игроки ослабли.

Три проигравших великих державы по итогам войны теряли политическую самостоятельность, а "выигравшей" Франции ещё только предстояло её обрести. Британия подходила к концы войны значительно усохшей: "белые" доминионы мало того, что по итогам прошлой войне обрели значительную самостоятельность, дык теперь ещё и экономически и политически переориентировались на Соединённые Штаты. Жемчужина Британской короны - Индия, - тоже уходила из рук. По сути на за доской осталось только два игрока - СССР и США, и при этом в Европе США оставаться не собирались.

Такое изменение веса СССР позволяло ему претендовать в новой мировой системе на разные вкусности. Одной из таких вкусностей были пресловутые Проливы.

Претензии СССР на пересмотр режима проливов в свою пользу имели под собой достаточные основания - по некоторым оценкам до 40% советской внешней торговли проходило через проливы. Естественно, что интересы СССР требовали установления более благоприятного режима контроля проливов - по типу режима Суэцкого или Панамского канала.

Другие члены "большой тройки" в принципе с симпатией смотрели на это дело. Более того, на Тегеранской конференции инициатива пересмотра конвенции Монтрё в пользу СССР исходила от Черчилля и была поддержана Рузвельтом. При правильном дипломатическом розыгрыше Сталин мог добиться тут многого.

Однако, решили, что "мы пойдём другим путём".

СССР и Турцию связывал договор о дружбе, последний раз продлённый в 1935 году на десять лет. В ноябре 1945 его срок истекал. В марте 1945 туркам было заявлено, что договор больше не отвечает изменившейся обстановке и СССР его денонсирует. Когда турки попытались выяснить, на каких же условиях СССР согласен заключить договор о дружбе или о взаимопомощи, им были предъявлены территориальные претензии на районы Карса и Ардагана и требования советской базы в проливах.

Занятно, что долго думать над аргументацией этих претензий в советском НКИДе не стали: были использованы старые заготовки. По поводу требований вернуть Карс и Ардаган аргументировали как в случае с Бессарабией, дескать "отняли у нас пользуясь временной слабостью", а требования базы в проливах аргументировали как финнам в 1939 - дескать Турция не в состоянии сама обеспечить защиту.

Требования были выдвинуты в одностороннем порядке, без согласования с остальными членами "большой тройки".

На мой взгляд, если Сталин действительно хотел получить базы в проливах и исправить в свою пользу южные границы СССР, трудно придумать худший способ добиться желаемого. Усугубляли дело и иные телодвижения Москвы. В принципе союзники хотели бы пойти навстречу Сталину в вопросе о проливах. И может быть даже и проглотили бы односторонний характер его действий. Но кроме проливов Сталин выдвинул требования на управление Ливией и развернул сепаратистское движение в северном Иране.

Ситуация до боли напоминала Гитлера в 1938 году - было совершенно неясно где Сталин видит предел советской экспансии. А урок 1938 был в памяти ещё свеж - умиротворение, ака потакание экспансии, ведёт только к расширению объёма требований.

В итоге, в результате неуклюжести советской дипломатии, союзники заняли жёсткую позицию по всем вопросам. Сталину пришлось эвакуировать северный Иран. Турки из нейтральной позиции были фактически выпихнуты в объятия США, и спекулируя на советской угрозе, смогли пролезть и в НАТО, создав долговременную угрозу на советском южном фланге.

Завершение истории наступило вскоре после смерти Сталина, в 1953 году: "мистер нет" вызвал турецкого посла и объявил, что СССР отказывается от всех территориальных претензий к Турции. "Но это было уже весной и он отнёс ёлку обратно..."

Дипломатия это область деятельности, где форма практически и составляет содержание. Части своих целей в этом вопросе СССР вполне мог добиться если бы вместо "контркультурной", ультимативной, дипломатии использовал бы традиционные формы, позволяющие партнёру сохранить лицо даже при уступках, если бы вместо односторонних действий добивался консенсуса внутри "большой тройки".

Как-то так.
talk

Вопрос 5

Предыдущая часть

14 августа 1939 г. в ходе переговоров военных делегаций Англии, Франции и СССР в Москве, нарком обороны СССР маршал Ворошилов ошарашил своих партнеров следующим заявлением: "Предварительным условием наших переговоров и совместного договора между тремя государствами является пропуск наших войск на польскую территорию через Виленский коридор и Галицию и через румынскую территорию. Если этого не будет, если этот вопрос не получит положительного решения, то я сомневаюсь вообще в целесообразности наших переговоров". В ответ на это военные представители Англии и Франции, в полном соответствии с полученными ими инструкциями, сообщили, что правительства Англии и Франции вовсе не требуют и не ожидают непосредственного участия Красной Армии в боевых действиях (если такие возникнут) на территории Польши и/или Румынии. От Советского Союза будущие западные союзники ожидали лишь помощи в оснащении польской и румынской армий современным вооружением, согласия на транзит военных грузов из Англии через порты СССР, поддержку усилий по морской блокаде Германии. Однако Ворошилов был непреклонен - Советский Союз хочет принять участие в войне против Германии всей мощью своих Вооруженных Сил!

В течение следующих 9 дней советское правительство так сильно обиделось на то, что англо-французская военная делегация не предоставила ему письменного согласия правительства третьей страны (Польши) на пропуск советских войск, что отказалось от переговоров с Западом, пригласило в Москву Риббентропа и заключило с фашистской Германией соглашение о разделе той самой Польши, защищать которую так рвался маршал Ворошилов.

Я считаю, что Сталин использовал переговоры с Западом исключительно и только как инструмент давления на Берлин, ни о каком военном антигитлеровском союзе с западными демократиями Сталин и не думал, вступать в такой союз не собирался. Есть возражения?


Вопрос 4 я пропускаю. Неплохой ответ на него дал коллега sirjones здесь, можете ознакомиться. Так что перехожу сразу к 5-му. Ещё одному вопросу с очевидным ответом.

Многие читатели этого журнала наверное в курсе, что я как-то написал три текста по поводу этих переговоров. В последнем, я обращаю внимание на то, что акцентирование внимания на военных переговорах в ущерб политическим, это приём советских мифотворцев. Марк Семёныч тут в точности этот приём повторяет. Впрочем, видимо по другим мотивам. Если творческие переработчики "Фальсификаторов истории" стремились задвинуть политические переговоры в тень, дабы у читателей не возникали всякие неудобные вопросы, то Солонин делает это примитивизации ради.

Вполне можно согласиться с тем, что к началу военных переговоров СССР уже совершенно точно не имел желания заключать какой-либо союз с Антантой. Но описывать цели ведения переговоров как "давление на Берлин" (исключительно и только - подчёркивает Солонин) и есть та самая примитивизация. Немцы сделали устраивающее СССР предложение более чем за две недели до прибытия военных делегаций, а 2 августа оно было подтверждено на высшем уровне - Риббентропом. Особо давить было уже особо не зачем.

То есть конечно, давить "не особо" смысл всё ещё имело. Сам факт продолжающихся переговоров с англо-французской делегацией позволял "решать вопросы" намного быстрее - можно было диктовать, а не согласовывать. Но главное было уже сделано. В неменьшей степени, чем "исключительно и только инструмент давления", переговоры военных делегаций в Москве, являли собой, например, спектакль, затеяный для возложения ответственности за срыв переговоров на западные демократии. И спектакль был поставлен настолько удачно, что на него купились даже некотрые члены французской делегации.

Но переговоры военных делегаций этo уже выхлоп, отработанные газы. Судьба несостоявшегося альянса была решена раньше, во время переговоров политических. И если попытаться ответить на вопросы: а каковы же были цели СССР на этих-то переговорах? были ли они неизменны с самого начала или менялись по ходу? то становится понятно, что чеканной формулой "исключительно и только инструмент давления" ограничиться уже совсем не выйдет.

Вот именно поэтому про политические переговоры у Марк Семёныча ни слова. Как и у его агитпроповских предшественников.

Как-то так. Спасибо за внимание.

Продолжение. Вопрос 6.