Category: армия

Category was added automatically. Read all entries about "армия".

fascist

Управление, трение и туман войны

Вот, под всякую работу руками, слушаю Сдвижкова про советскую попытку массового применения танков под Воронежем в летом 1942 года. Сдвижков описывает действия вниз до уровня бригады, то есть по таксономии нормальных армий - до батальона. На мой вкус хорошую работу проделал, копает тему ещё с советских времён. Описание можно использовать как иллюстрацию клаузевицевских понятий "трение" и "туман войны". Клаузевиц у себя отмечает, что главным средством уменьшения трения (смазкой) является опыт. Но я бы сказал, что и с туманом войны та же история. Плотность тумана обратно пропорциональная умелости командиров и штабов. Сдвижков прекрасно демонстрирует, как неопытные советские войска воюют практически в непроницаемом тумане, а у немцев скорее жидкая дымка. Туман этот, замечу, не только мешает видеть реальность но и являет взору фантастические миражи. И тому тоже даются примеры.

Кроме того, рассказ Сдвижкова даёт хорошую иллюстрацию нужности всех элементов отечественного понятия "Управление войсками":

Включает:
- непрерывное добывание, сбор, изучение, отображение, анализ и оценку данных обстановки;
- принятие решения на бой;
- постановку задач войскам;
- планирование боя;
- организацию и поддержание взаимодействия и всех видов обеспечения;
- руководство подготовкой подчинённых органов управления и войск к боевым действиям;
- организацию контроля и осуществление помощи подчинённым войскам;
- непосредственное руководство действиями войск при выполнении ими боевых задач

У него есть примеры того, что происходит когда отсутствует непрерывное добывание, сбор и анализ данных обстановки, что выходит когда решение на бой принимается без такого непрерывного добывания, к каким последствиям приводит отстутствие взаимодействия, как опасно отсутствие контроля и, особенно, непосредственного руководства.

То есть если вот парой слов описать причину неудачи контрудара 1000 советских танков под Воронежем, то этими словами будут "развал управления". Именно развал, а не утеря, поскольку происходит даже без воздействию противника. Управление большими массами войск требует немалого умения, а управление большими массами подвижных войск на порядок труднее. Немудрено, что уже к августу 1941 отказались от крупных форм организации танков и поставили бывших комдивов командовать бригадами. Которые бригады очень быстро похудели до размера прежнего батальона. И только когда командиры обросли опытом, с весны 1942, бригады стали объединять в "корпуса", которые были меньше дивизии 1941 года, А эффективно управлять "танковыми армиями" из нескольких "корпусов" научились уже только к 1943.

Ну и есть там пара совершенно замечательных моментов.

Момент 1. 67 танковая бригада полковника Голяса, Николай Петровича, движется на село Горшечное и попадает в засаду. Там чтобы пересечь железнодорожную насыпь требуется пройти через небольшой тоннель. Разведку комбриг не ведёт, а немцы его там поджидают. Головной батальон немцы пропустили, в тоннель втянулся замыкающий батальон, по нему и ударили. Первыми же выстрелами оказались поражены танки, в которых, как описывает Сдвижков, "находилось командование и батальона, и бригады". Командование, конечно понесло потери. Сам комбриг не пострадал, и в донесении о прошедшем бое перечисляет потери в комсоставе: "не вышли из боя: военком [военный комиссар] бригады старший батальонный комиссар Зотов, военком штаба бригады батальонный комиссар Потехин, начальник особого отдела НКВД лейтенант госбезопасности Бурмистров, военком второго танкового батальона батальонный комиссар Ракитов".

То есть немцы, обстреливая танки с командным составом бригады и батальона, ухитрились не убить ни одного кадрового старшего офицера, а только прицельно комиссаров и особистов. Какое-то прямо "бей жида-политрука". Хотя тут, конечно, "жидов" не было, просто политруки. Очень нехорошие мысли напрашиваются - немцы ли их постреляли?

Момент 2. Это правда из следующего ролика. Вот командир 17-го танкового корпуса Фекленко приказывает группе из 115 и 116 танковых бригад нанести удар по прорвавшимся немцам с севера. Бригады объединяются в группу, под командованием командира 115 бригады полковника Мельника, Антон Михалыча. В 115 танковой бригаде имелось 28 боеспособных танков, из них 15 средних и тяжёлых. В 116 танковой бригаде - 13 боеспособных танков, из них 10 лёгких. Всего в группе из двух бригад, значит, 41 танк. Как в немецком слегка потрёпанном батальоне. Полковник Мельников принимает такое решение на бой - всю свою бригаду (28 танков) выделить в "резерв", а удар нанести "чужой", 116 танковой бригадой (13 танков). Командир 116 танковой бригады подполковник Новак, Анатолий Юрьевич, получив от Мельникова приказ атаковать, в свою очередь выделяет "резерв" в составе 5 лёгких танков, а в ударную группировку назначает только 8 танков и два взвода мотострелков. Эти 8 танков, не встречая противника, проходят 5 километров за 5 часов. Через пять часов натыкаются на боевое охранение противника, останавливаются, и завязывают с ним перестрелку на дальней дистанции. В ходе перестрелки немцы подтянули штурмовые орудия. За несколько часов боя советские войска потеряли два танка Т-34 (из трёх), один лёгкий танк (из пяти) и повернули назад.

Иначе говоря - в атаку идти просто боятся, стараются послать вперёд как можно меньше, сближаются с противником со скоростью улитки, а встретив сопротивление, вместо ввода в бой резерва (для чего он собственно и нужен) атаку прекращают. Сдвижков, конечно, таких слов не произносит, но другого слова, кроме как "нежелание воевать" тут придумать нельзя. Если наложить на это то, что "Гроссдойчлянд" взяла в предыдущий день 600 пленных потеряв двоих человек убитыми - и это без всяких оперативных окружений, - придётся сделать крайне неутешительный вывод о морали советских войск.
gentleman

Американская республика и армия.

Республика с недоверием и подозрением относится к регулярной армии. И не зря. Регуляризация армии убила самую известную в истории республику (Римскую).

Республика любит ополчение. Ополченец - человек гражданский, он вовлечён в политическую жизнь республики, слушается гражданские власти и угрозы порядку вещей не представляет. Оружие он берёт в руки только по нужде, когда враги напали. Ополченческая армия к тому же дешевле регулярной (в идеале даже оружие ополченец покупает на свои), и за это тоже любима, но главное всё же политика.

Регулярный солдат живёт в лагере, оторваный от политического пульса республики, он слушается сержантов и командиров, а те генералов. Легионер, десять лет спавший в палатке по соседству с Цезарем, евший с ним, фигурально выражаясь, из одного котла особо не задумается, когда Цезарь скажет "жребий брошен", и без колебаний перейдёт за ним Рубикон.

Американская республика тут исключения не представляет. Collapse )
PS.
Забавно было узнать, что старейшаяя непрерывно существующая американская воинская часть - коннектикутская первая пешая рота гвардии губернатора, - носит английские мундиры. Те самые red jackets. Прямо списаные с мундиров английской королевской Coldstream Guards.

wow

Какие удивительные вещи узнаёшь по интернету

Может конечно это всем известно, а только я такой тормоз, но вот описание одного из эпизодов учений "Запад-81":

Американцы тогда носились с созданием военной структуры будущего. Ими была сформирована так называемая «дивизия 2000». Это около 17 тысяч личного состава, новейшие вооружение и техника, приемы и нормати­вы в обороне и наступлении. Так вот, тактическая зона обороны была оборудо­вана на Дретуньском полигоне в соответствии с новейшими требованиями, раз­работанными непосредственно для «дивизии 2000». Она была насыщена инже­нерными сооружениями (траншеи, огневые позиции, ходы сообщения, блинда­жи, наблюдательные и командные пункты). Были построены все виды загражде­ний. В укрытиях расположены макеты и муляжи. Была даже подготовлена ре­альная танковая группа для контратаки. И нам предстояло вести, подчеркиваю, реальную разведку, осуществлять реальную огневую подготовку по реально раз­веданным целям, атаковать и наступать в бронированном боевом порядке под реальными разрывами снарядов вслед за реальным двойным огневым валом сво­ей артиллерии, отразить вероятную контратаку «противника». А ее, контратаку, осуществляли не муляжи и не мишени, а около сотни многотонных машин, управлявшихся по радио! Живучесть этих танков оказалась высокой, поразить их и отразить контратаку было трудным делом. И потому были, опять-таки реально (!) задействованы все противотанковые силы и средства от полковых до проти­вотанкового резерва армии.
[...]
Скажу прямо, кое у кого из гранатометчиков нервы не выдержали. На учебных стрельбах они лихо поражали цели. Но одно дело мишень, в которой достаточно сделать дырку, и совсем другое - ревущая мощным двигателем ма­хина, прущая прямо на твой окоп. А у тебя в руках РПГ-7 и всего три выстрела к нему. Танком, напомню, управлял не экипаж, а бездушное небольшое устрой­ство, гораздо более живучее, чем человек, к тому же лишенное эмоций и не зна­комое ни с чувством страха, ни с чувством самосохранения. Только прямое по­падание в жизненно важные механизмы способно было остановить такую маши­ну. Все же контратака «противника» героическими мотострелками, артиллери­стами и вертолетчиками была отбита, а танки уничтожены.

«Запад-81» - Уроки и выводы. // Военный Академический Журнал. 2016. № 3(11)

Collapse )
fascist

Оперативное искусство

Понятие "оперативное искусство" - отечественное открытие. Можно было бы написать "советское", но эмигрантская военная мысль тоже им занималась. До появления массовых армий военное искусство довольно естественно делилось на тактику и стратегию. В полевой войне (опуская осады) армии долго шли, потом недолго бились, потом опять долго шли. Управление войсками на поле боя называлось тактикой, а за пределами поля боя - стратегией.

Когда армии стали расти, это простое разделение работать перестало. Армию уже нельзя было вести по одной дороге. Появилась нужда делить её на корпуса, чтобы "идти врозь - драться вместе", сражения перестали решаться в один день. В конце концов, из "большого сражения" выросла "операция" состоящая из континуума боёв и маршей.

Однако, тот факт что это отдельный уровень, требующий теоретического выделения был осознан только в России. Советской и эмигрантской. Впрочем, эмигрантская тут скорее honorable mention; действительно влиятельны работы по оперативному искусству вышли в СССР. Удивительным образом, нигде на западе полезность теоретического выделения этого уровня осознана не была. До самого конца 70-х. Отмечу что речь именно о теоретическом выделении. На практике операции проводились. То есть жопа-то была, а вот слова не было.

Но, как я люблю тут повторять - американцы учатся. Особенно у противника. В начале 80-х научились и оперативному искусству. Причём по взрослому так подошли. Проштудировали основоположников - Свечина, Варфоломеева, Триандафиллова, Иссерсона. Даже Тухачевского. Свечинская "Стратегия" вошла в US Army Chief of Staff's Professional Reading List. Впрочем, из того что я читал, получается что поняли они это всё как-то по-своему. Ну тем не менее. Вот под катом перевод отрывка статьи Вильсона Блайта из Military Review за декабрь 2018, "История оперативного искусства", который позволяет точно датировать время принятия западом концепции оперативного уровня военного искусства.
Collapse )
fascist

Combined arms

Отечественный Военный энциклопедический словарь определяет общевойсковой бой так:

бой, в котором участвуют подразделения, части и соединения всех родов войск и специальных войск, авиация, а на приморских направлениях – и корабли ВМФ, усилия которых объединены единым замыслом и планом и согласованы по цели, времени и месту

Американский устав (ADP-3.0 2019), определяя похожее понятие (combined arms) не зaнимается любимым в России перечислением, но вместо этого обращает внимание на цель "обобществления войск" в бою:

(3.52) The synchronized and simultaneous application of arms to achieve an effect greater than if each element was used separately or sequentially

(синхронизированное и одновременное применение родов оружия, с тем чтобы добиться большего эффекта, чем когда каждый элемент используется по отдельности или последовательно)

Замечу, что американцы не считают последовательное применение разных родов оружия истинно общевойсковым боем. В отечественном определении такого ограничения нет, коль скоро последовательное применение согласовано по цели и месту.
Collapse )
fascist

Ключик к тайнам

В книжке "Иной 1941. От границы до Ленинграда" Алексей Валерьевич пишет: Есть все основания утверждать, что под Сольцами была захвачена немецкая документация по использованию танковых войск. [...] Эти документы стали для советских штабистов «ключиком» к тайнам использования немцами подвижных соединений. (с.242).

Речь тут идёт о руководстве по вождению немецкой танковой дивизии, Richtlinien für Führung und Einsatz der Panzer-Division, geheime Heeres-Druckvorschrift (H.Dv.g.) номер 66 от декабря 1940. Нет сомнений, что "были захвачены". Перевод этого памфлета лежит в 500, трофейном, фонде ЦАМО. Есть сомнения, однако, что стало ключиком.

Немецкое руководство выполнено в стиле полевого устава. Открывается доктринальной часть, где изложены основы структуры принципы применения, роль и место дивизии в операциях. Затем идёт изложение организации и далее общие для полевых уставов главы - разведка, марш, охранение, развёртывание, бой в наступлении, преследование, бой в обороне, выход из боя и действия в особых условиях - атака укреплённой позиции, форсирование реки, бой в городе, бой в лесу, в горах, в условиях плохой видимости...

В СССР не вышло ничего подобного. Боевой устав бронетанковых и механизированных войск, вышедший в 1944, как и полагается боевым уставам действий крупных соединений не покрывал. Первая часть покрывала действия подразделений (танк, взвод, рота), а вторая - частей (батальон, полк, бригада). Бригада, хоть и считалась соединением, но по составу примерно соответствовала усиленному танковому батальону нормальных армий. Полевой устав КА был общевойсковым, специального руководства по вождению танковых и механизированных корпусов в Красной армии не создавалось. Доктринальные принципы применения таких соединений, однако, излагались в приказе Наркома обороны за номером 325 от 16 октября 1942 года. С июля 1941, когда было захвачено немецкое руководство по вождению танковой дивизии прошло уже больше года, но никакого его влияния на советскую танковую доктрину, изложенную в этом приказе, проследить невозможно.

Не то с американцами.
Collapse )
fascist

Оптимизм

Есть разные мнения по поводу того, как бы пошли дела, успей Красная армия развернуться до удара немцев в 1941. Жуков полагал, что было бы только хуже. Густую траву легче косить, больше развернули бы больше попало б в плен. Василевский считал наоборот - создание боеспособных группировок позволило бы лучше держать удар. Но самое оптимистичное мнение я нашёл у Ротмистрова. Вот оно:

Анализ общего состояния Советской [правильно было бы "Красной" - FY] Армии накануне Великой Отечественной войны, её организации и подготовки даёт все основания сделать вывод, что, если бы начальный период войны не сложился бы для нас так неудачно, мы при наших передовых теоретических взглядах на ведение войны, сравнительно хороших образцах оружия и сильной по тому времени промышленности могли не только избежать отхода наших войск в глубь страны в первые месяцы войны, но и с первых дней опрокинуть немецко-фашистские войска и перейти в наступление.
П.Ротмистров - Влияние танков на темпы наступательных операций. - ВИЖ, 1961, No 1

Ротмистров, замечу, не хрен с горы, а (на момент написания статьи) начальник академии Бронетанковых войск, учил будущие поколения танкистов, как правильно применять это оружие. К сожалению, Ротмистров уклоняется от анализа того как же так сложилось? Как получилось, что у армии с передовыми теоретическими взглядами и сравнительно хорошими образцами вооружения первый период войны сложился так неудачно (очень, очень мягкое слово подбирает тут Павел Алексеевич)? Так и пишет: "в нашу задачу не входит разбирать причины неудач начального периода войны". Однако, одну причину, близкую к теме статьи, всё же проговаривает:

Слабая подготовка, несколоченность и неукомплектованность механизированных корпусов, имевшихся в составе наших фронтов, осложнили советскому командованию проведение в начале войны необходимого манёвра и нанесение достаточно мощных ответных ударов

Ротмистров, тут, конечно замирает с поднятой ногой. Читателям несомненно интересно было бы понять, отчего же это армия со столь передовыми теоретическими взглядами на ведение войны, имея минимум два года на подготовку, подошла к началу этой войны со слабо подготовленными, неукомплектованными и несколоченными мехкорпусами? Американцы за два года подготовились если не блестяще, то удовлетворительно. А тут - такое. И отчего имея передовые взгляды на ведение войны, армия похоже не имела вообще никаких адекватных взглядов на то как она будет начинаться? Не менее интересно было бы узнать мнение Павла Алексеевича по поводу того, как же такими мехкорпусами с первых дней опрокидывать противника и переносить действия на его территорию, сложись первый период войны для нас удачно?

Но ладно, простим ему. Пост ведь про оптимзм? Вот вам оптимизм.
fascist

Страсти по доктрине

Что бывает, когда доктрины нет.

Вот на четвёртый день войны нарком обороны Тимошенко отправляет командирам 12, 13, 23, 43 и 47 авиадивизий Западного фронта, а также 1 и 3 дальнебомбардировочных авиакорпусов такой приказ:

1. Мехчасти противника двигаются от Минска на Оршу и Могилёв.
2. Немедленно вылететь и систематическими, непрерывными налётами днём и ночью уничтожать танки противника не допуская переправы их через р.Днепр.
3. Бомбить с малых высот 400 м.
Бомбить не эскадрильями, а целыми полками.
директива от 26 июня 1941 г.

Тимошенко тут, конечно, ошибался. 26 июня танки 12 дивизии Харпе из группы Гота только вышли на северные окраины Минска и вели бои в Минском УРе. В течении дня восточнее города вышла 7 танковая дивизия фон Функа. Движение немецких колонн в сторону Борисова, а затем Орши началось только 30 июня, и между ними и Днепром быле ещё и Березина. Уж не знаю, что там за танки не допустили переправиться через Днепр. А кого-то ведь между Борисовом и Оршей реально бомбили. По докладам лётчиков "в результате в колоннах наблюдалась паника — танки переворачивались, люди, находящиеся в танках, при появлении самолётов вылезали из танков и разбегались по сторонам". Этот приказ нарушил проведение командованием ВВС Западного фронта операции по бомбёжке реального противника - колонн Гота двигавшихся к Минску с северо-запада, от Молодечно. Их бомбили утром этого дня (история с Гастелло - это как раз тогда), но, выполняя приказ Ставки, к вечеру часть усилий переориентировали на фантомную цель (вот здесь подробнее).
Collapse )
fascist

Лягушка раздувающаяся в быка

Тут вот люди не верят, что перед американцами стояла колоссальная по своей сложности проблема - развернуть армию с игрушечной до настоящей за каких-нибудь три года.

А зря не верят.

Армия США в январе 1939 года имела утверждённую численность в 174 тысячи человек. Это несколько больше, чем 100-тысячный рейхсвер, но в эти 174 тысячи входили и ВВС, которые были частью армии. Впрочем, ВВС тоже были достаточно игрушечными - около 20 тысяч человек и примерно 1700 самолётов - боевых, транспортных и учебных, 55 боевых эскадрилий. Из этих 174 тысяч около 12 тысяч были офицерами. Это уже заметно больше, чем в рейхсвере, где офицеров служило втрое меньше. В середине 1939 утверждённую численность подняли до 227 тыс., а к концу года - до 235 тыс.

В армии имелось три полноценные дивизии на континенте, дивизия на Гавайях, дивизия на Филиппинах и бригада в зоне Панамского канала. Кроме пяти с половиной активных дивизий имелось шесть "свёрнутых" (inactivated) - в каждой было по одной активной бригаде (из двух), без артиллерии (только в одной "свёрнутой" дивизии имелось два активных артполка, из положеных трёх). То есть в эквиваленте будет восемь с половиной дивизий по пехоте но артиллерии только на шесть. Плюс кавдивизия. Это в принципе сравнимо с ограниченным Версалем рейхсвером - там было семь дивизий пехоты и три кавалерии. Американские дивизии были, правда, побольше.

Кроме регулярной армии имелось около 180 тыс. "солдат выходного дня" в нацгвардии. В случае войны из них планировали развернуть 18 дивизий. Имелся корпус офицеров резерва - примерно 100 тыс., большая часть которых были ветеранами Первой мироеой, остальные были выпускниками военных кафедр при университетах (ROTC). Ещё было примерно 200 тыс. годных к службе рядовых резервистов из отслуживших в кадровой армии. Из резервистов и новобранцев планировалось в случае войны развернуть 27 дивизий.

Территория Америки была разделена на 9 корпусных округов, в каждом из них по мобилизации планировалось развернуть корпус первой волны из одной регулярной и двух нацгвардейских дивизий, и за ним постепенно укомплектовать корпус второй волны из трёх резервных дивизий. Всего по планам закладывалась мобилизация 54 дивизий. Для укомплектования этих дивизий и тыловых частей, требовалось помимо активации нацгвардии и подъёма резерва призвать в армию примерно миллион новобранцев, не имеющих какой-либо военной подготовки.

Развёртывние армии начинается по сути только в 1940. 16 сентября 1940, на фоне идущей войны в Европе, Конгресс принимает Selective Service Act, увеличивший установленную численность регулярной армии до 500 тыс., что позволило активировать "свёрнутые" дивизии регулярной армии; поднимает численность нацгвардии до 270 тысяч и разрешает призвать 630 тысяч новобранцев, отобранных по жребию (отсюда "selective"). Всего численность армии должна была достичь 1,4 миллиона человек.

Это позволило к маю 1941 года развернуть армию на континенте с 3 активных дивизий почти до 30. Дальнейшее наращивание численности пошло уже после начала войны. За первый военный год армию довели до 70, а к сентябрю 1943 до 90 дивизий. Численность сухопутных сил перевалила за 5,5 миллионов человек. То есть за три года армия выросла по численности в 20 раз, а по числу соединений - в 15 раз.

И это практически без подготовленного запаса - армия почти целиком состояла из новобранцев, не имевших никакой военной подготовки. Офицерский состав практически целиком состоял из офицеров запаса (вы учились на военной кафедре? помните, на каком уровне там готовят?) и ветеранов Первой мировой, кадровых офицеров, с учётом отозванных из отставки, было не более 20 тысяч.

Развернули из рейхсвера до вермахта, но не за шесть лет, а за три.

То есть таки да, задача стояла колоссальной сложности. И я бы сказал, судя по тому, как армия себя показала, справились неплохо.
fascist

Место в этой жизни

Многие наверное уже слышали, как Мирослав Эдуардович рассказывает о месте ВМФ в структуре рукoводства ВС СССР. Или, вернее отсутствии этого места. Если кто не слышал, а любопытно, то это здесь: часть 1, часть 2.

Оно в общем и понятно. Руководство ВС СССР (и собственно СССР - это один и тот же человек) мыслило дивизиями, а не кораблями. Даже влияние Папы римского считало на дивизии. Может и нет повести печальнее на свете, чем повесть о месте ВМФ, но и повесть о месте ВВС почти столь же печальна, просто на Тактик Медиа её рассказать некому.

Давайте поговорим чуток здесь.
Collapse )
То есть, как мы видим, "место в структуре руководства вооружённых сил" во многом определяет тактику. Если, скажем, у нас всё подчинено интересам сухопутных войск, то будет выработана такая тактика, чтоб быть на виду у пехоты. Пехота требует, чтоб авиация была видна, и она будет видна. Главным ударным самолётом станет штурмовик, истребители раскроют над войсками зонтик, дальние бомбардировшики отправят бомбить противика в тактической зоне.

Подобную же историю Мирослав Эдуардович рассказывает и про флот. Там, правда, было похуже. Что делать с самолётами у армии идеи были, а вот что делать с флотом (ну, кроме может речных флотилий) - она совершенно не понимала.

Это, на самом деле, не сказать чтобы плохо. СССР вёл войну в исключительно простой (сравнительно со всеми остальными участниками) стратегической обстановке. У него был всего один фронт, и фронт это был на 99% сухопутным. То есть вопрос о выборе приоритетного вида вооружённых сил просто не стоял. С другой стороны, обстановка эта хоть и была исключительно простой, была столь же исключительно напряжённой. Выработка послевоенной стратегии велась по остаточному принципу. Первый приоритет имели решения, которые приводили танки в Берлин.